06.12.2010

Тигипко: «Мы решили сфокусироваться на инвестициях в интернет-бизнес»

Автор: Бизнес-новости

Президент и совладелец компании TA Group Виктория Тигипко рассказала о перспективах украинской IT-отрасли, а также о преградах для успешного развития высокотехнологичных компаний в стране.

— Вы руководите одним из немногих венчурных фондов в Украине, которые инвестируют в интернет-бизнес. Почему выбрали именно эту сферу?

— Мы решили сфокусироваться на инвестициях в интернет-бизнес, поскольку интернет все больше проникает в повседневную жизнь. Уже сейчас невозможно представить ее без тех возможностей, которые предоставляет глобальная сеть. Именно поэтому наш фонд специализируется на потребительском интернете. Этот сегмент предназначен для конечного пользователя. Он предоставляет самые эффективные способы получения и обмена информацией, общения, совершения покупок и многое другое.

Наша цель — способствовать дальнейшему развитию потребительского интернета путем инвестирования в инновационные компании IT-отрасли.

— Какие проекты вы считаете наиболее привлекательными для инвестиций?

— В зависимости от объемов фонда и его фокуса, наибольший интерес представляют проекты с глобальным потенциалом и массовым спросом, социальные сети и подобные им ресурсы. Также инвестиции идут в разработку различных приложений для мобильных платформ. Акцент делается на улучшении качества существующих мобильных приложений и на разработке новых.

Интересны проекты, аккумулирующие информацию, инфраструктурные технологии для продажи интернет-рекламы, а также сервисные ресурсы: площадки для интернет-торговли, фотохостинги, геопозиционирование, социальные игры, мобильные приложения, облачные вычисления, программное обеспечение как сервис (SaaS).

— Россия озаботилась созданием некого аналога «Кремниевой долины» в Сколково. Можно ли реализовать подобную идею в Украине?

— Создание технологического кластера у нас вполне реально, и наилучший вариант — это государственное и частное партнерство с учетом выгодного географического положения нашей страны, безвизового режима. Причем немало инвесторов готовы сформировать пул и выступить партнерами государства с целью реализации этого проекта.

Одна из главных проблем, препятствующих созданию высокотехнологичных парков, — налогообложение. Даже в соседних странах налоговый груз на технопарки значительно ниже. Если у нас отчисления достигают 36,77% фонда оплаты труда, то в России — 4-14% по регрессной шкале, в Беларуси — 35% средней зарплаты по стране. У нас НДС составляет 20%, в России и Беларуси экспорт IT-услуг не облагается НДС вовсе. У нас подоходный налог — 15%, в России — 13%, в Беларуси — 9%. В Украине ставка налога на прибыль — 25%, в России — 24%, в Беларуси — 0%.

— Как же решить эту проблему?

— Необходимы законодательные изменения, принятие специальных законов, регулирующих функционирование парков высоких технологий. После этого можно создавать технокластеры. Например, начать с Крыма, который является климатически комфортным, а потом реализовать эту идею в каждой области.

В итоге, можно выбрать университеты с наукоемким потенциалом, на их базе создать фонды, поддерживаемые и государством, и частными инвесторами. Средства фондов будут распределяться на поддержку IT-идей, которые могут перерасти в серьезные проекты. Этим путем пошла Россия, и мне он кажется правильным.

— Можете спрогнозировать, какой объем инвестиций придет в украинскую интернет-индустрию в ближайшие годы?

— IT-отрасль у нас только начинает развиваться, и эксперты не берутся точно оценить, сколько денег в ней «вращается».

По нашим оценкам, за 2009 год в интернет-проекты инвестировали порядка $10 млн. Правда, это была в основном скупка недооцененных активов.

В этом году сумма приблизилась к $20 млн., но нужно понимать, что $10 млн. — это очередная инвестиция в компанию Viewdle (украинская компания-разработчик сервисов на базе технологии распознавания лиц, — Ред.). И хотя спрогнозировать точную динамику сложно, я думаю, что прирост инвестиций будет не менее 40% в год.

— Как украинским интернет-предпринимателям привлечь инвесторов?

— Два ключевых условия успешности стартапа — это идея и команда. Если плоха идея, никакой специалист и профессионал не спасет будущий проект и не сделает его прибыльным. Если же плоха команда, она способна загубить даже самую лучшую идею.

Однако от риска не застрахован никто. Именно поэтому бизнес-ангелы, инвестирующие на ранних стадиях, порядка 80% проектов теряют из-за банкротства.  Если деньги вкладывает фонд, то из 10 проинвестированных проектов 5 будут проблемными, 2-3 могут вернуть вложения или принести незначительную прибыль и лишь 1 или 2 проекта обычно «выстреливают» и обеспечивают фонду высокую прибыль.

— На что обращает внимание инвестор в первую очередь?

— Первым делом инвестор обращает внимание на команду, продукт и рынок. Для инвестора привлекательны проекты, у которых есть опытная и сплоченная команда, создавшая инновационный продукт, который эффективно решает большую проблему на большом или быстрорастущем рынке. Если три этих критерия привлекательности присутствуют, инвестор также оценивает проект с точки зрения перспективы на окупаемость и прибыльность.

И если сегмент IT-отрасли, на который ориентирован конкретный продукт, рассматривается в глобальном аспекте и не «закован» географическими рамками небольшой страны или региона, перечисленного достаточно, чтобы венчурный фонд принял решение о вливании денег. Однако есть успешные стартапы, которые ориентированы на локальный рынок, например — на русскоговорящую аудиторию в интернете.

— Какие модели венчурного инвестирования в IT работают за рубежом, но еще не прижились у нас?

— За границей есть инвесткомпании, осуществляющие исключительно венчурное инвестирование. Такие компании называются венчурными. Их создают венчурные фонды, в которые они привлекают инвестиции институциональных и частных инвесторов. При этом венчурные компании выступают как управляющие таких фондов. Они самостоятельно принимают решения, касающиеся деятельности венчурных фондов, и берут на себя все риски. Объемы фондов зависят от того, на какую стадию развития инвестируемых компаний ориентирован фонд.

Например, фонды, которые делают инвестиции в компании на начальных и ранних стадиях развития, колеблются от $10 до 250 млн. Создание подобных венчурных фондов у нас даст возможность большему количеству частных непрофильных инвесторов зайти в различные направления интернет-бизнеса, и с меньшими рисками.

Еще одна тенденция — уход от крупных венчурных фондов, под управлением которых сотни миллионов долларов, к фондам более скромных — в пределах $10-50 млн.

Небольшие венчурные фонды могут позволить себе «нянчиться» с проектами, уделять им больше времени, что дает в итоге лучший результат как для фонда, так и для бизнеса. Мне кажется, что будущее именно за такими венчурными фондами, когда частные инвесторы могут вкладывать $1-1,5 млн. в стартапы, которые дадут на выходе $20-25 млн. А таких проектов в нашей стране достаточно много.

— Какие препятствия есть, по вашему мнению, на пути развития украинской отрасли высоких технологий?

— В первую очередь — отсутствие целевой политики со стороны государства, которое обязано взять IT-отрасль под свой «козырек». Институт госзаказов исчез, и наукоемкие проекты государству попросту не нужны. Найти интересные «стартапы», такие как Viewdle, родившийся в лаборатории проф. Михаила Шлейзенгера в Научно-исследовательском центре информационных технологий и систем, сложно.

Во-вторых, проблема науки и образования, поддержки узкоспециализированных разработок (например, в области медицины на стыке с IT), что является ключевыми условиями полноценного развития IT-отрасли.

Ну и в-третьих, очень далекое от совершенства законодательство.

— Можете рассказать подробнее об огрехах законодательства?

— Заходы в стартапы — это условно покупка акций. Но для интернет-бизнеса это не то же самое, что покупка акций фабрики или завода. В ООО не зайти, так как там ценных бумаг попросту нет, а реорганизовать компанию в акционерное общество очень непросто, управлять эффективно и быстро всеми процессами не получится. Поэтому из-за зарегулированности функционирования АО, из-за того, что ООО не могут выпускать акции, создаются определенные препятствия для привлечения инвестиций.

Еще одна проблема — защита интеллектуальной собственности, а точнее, ее отсутствие как таковой в нашей стране.

Как я уже упоминала, нет льготного налогообложения для инновационных и IT-проектов, хотя в других странах налог на прибыль может составлять и 0% на 5 лет, к примеру, после чего компания все равно будет продолжать пользоваться различными льготами.

Именно поэтому Украина очень нуждается в новом законодательства для регулирования парков высоких технологий. Нет льгот на технологии и оборудование. Например, в Индии или в России существуют специальные «инкубаторы», где молодым предпринимателям вся инфраструктура предоставляется, по сути, бесплатно.

Компания TA Group Виктории Тигипко осуществляет инвестиции в интернет-стартапы, инновационные технологии и производство, разработку полезных ископаемых и девелопмент. Компания управляет инвестфондом TA Venture, который фокусируется на стартапах в сфере интернет-технологий. Ранее TA Venture принял участие в конференции IDCEE 2010, посвященной интернет-технологиям и инновациям.

finance.tochka.net