Главная » Бизнес » Сотни тысяч малых предпринимателей стоят на грани исчезновения

Сотни тысяч малых предпринимателей стоят на грани исчезновения

Леонид КозаченкоПрезидент Украинской аграрной конфедерации Леонид Козаченко возглавил Совет предпринимателей при Кабинете Министров в мае этого года, сменив на этой должности оппозиционную Оксану Продан. Тогда госпожа Продан заявляла, что новый глава является представителем крупного бизнеса, поэтому малый и средний бизнес не получат необходимой поддержки. Сам же господин Козаченко говорит, что стремится к балансу представительства разных групп бизнеса в Совете предпринимателей. О сотрудничестве с властью и предпринимателями, о подготовке проекта Налогового кодекса и его слабых местах, о коррупции в органах власти и других, волнующих отечественный бизнес проблемах, Л.Козаченко рассказал в интервью корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ.

— Леонид Петрович, как Вы оцениваете сотрудничество Совета предпринимателей с Кабмином? Есть конструктивная работа?

— Сотрудничать бизнесу с властью всегда нелегко. Однако нужно искать точки соприкосновения, согласие и компромиссы, что мы и делаем. Наша работа сегодня довольно сложная. Во-первых, она связана с рутинным процессом: в Кабинете Министров каждую неделю оборачиваются тысячи разных документов, которые, в частности, влияют на бизнес и в целом на жизнь в Украине. Мы участвуем в этом процессе. И это первый плюс — власть дала нам право анализировать эти документы. У нас работает экспертная группа в составе 8 человек, это опытные юристы, финансисты, бизнесмены.

Кроме этого, мы сотрудничаем в режиме аутсорсинга с более чем сотней общественных организаций, участвуем в работе всех правительственных комитетов, рассматривающих проекты документов, которые выносятся на заседание Кабинета Министров. Совет предпринимателей принимает активное участие в работе Кабинета Министров.

— Все это дает результат?

— Из всех внесенных нами предложений, две трети принимаются. Еще половина из этой трети — дорабатываются и вносятся повторно. Лишь 15% инициатив не проходят.

— Каким образом в Совете предпринимателей сбалансировано представительство разных групп бизнеса?

— Мы стремились к тому, чтобы у нас был баланс интересов. Мне кажется, что в предыдущем составе Совета предпринимателей преимущество больше отдавалось малому и среднему бизнесу. В нашем составе, который, кстати, еще тоже не окончательный, и мы будем корректировать этот состав, было стремление предоставить возможность представить все группы бизнеса, причем, и разные категории бизнеса, начиная с банковской деятельности и заканчивая фермерами и сферой услуг.

— И все же, какие есть возможности у вашего ведомства кроме работы с документами?

— Совет работает с объединениями предпринимателей, которые, например, просят инициировать встречи с представителями правительства. С нами уже провел такую встречу Премьер-министр Николай Азаров. Также несколько собраний прошло при участии вице-премьера Сергея Тигипко. В таких мероприятиях, а это конференции, круглые столы и т.п., принимают участие вице-премьеры, министры, заместители министров…

За последнее время наиболее острый вопрос — доработка Налогового кодекса. В решении об отклонении первого проекта Налогового кодекса — большая наша заслуга. Второй проект, который прошел первое чтение в парламенте, также подготовлен при участии специалистов Совета предпринимателей и с нашей точки зрения он сегодня на две трети отвечает интересам развития предпринимательства.

— Но в этом проекте остается много слабых мест…

— Слабые места, в первую очередь, связаны с работой малого бизнеса. Те условия для малого бизнеса, которые сегодня формирует этот проект, на наш взгляд, не совсем приемлемы. При них малый бизнес может не выжить. Поэтому одно из наших наибольших предостережений высказано именно в части разделов, регулирующих малый бизнес. Наши представители сейчас работают в группе, созданной при Комитете Верховной Рады по вопросам налогообложения, где пытаются доработать документ до второго чтения.

— Проект Налогового кодекса прошел надлежащее обсуждение в обществе?

— Если быть откровенным, обсуждений было достаточно и на уровне регионов, и на уровне разных больших отраслевых объединений предпринимателей, и в правительстве, и комитетах Верховной Рады, в печати, на телевидении. Я думаю, что этого достаточно. Проблема в другом — все ли эти предложения были услышаны и будут ли они учтены. Конечно, говорить о том, что все нужно учитывать неправильно, но большинство позиций, которые были внесены, могут пойти на пользу обществу и экономике.

— Что было не так в первой редакции проекта?

— В документе наибольшей проблемой была фискальная составляющая. Это те права, которые берут на себя чиновники, а потом в довольно сомнительных ситуациях имеют право на принятие решений. Несправедливо то, что против субъекта хозяйствования применяются очень жесткие меры. В свою очередь, государство, которое также часто действует вопреки закону, не несет никакой ответственности. Во втором проекте уже состоялись определенные изменения и государство, скажем, на треть берет на себя ответственность за свои ошибки. Это небольшая победа, но это первый шаг к справедливости, к борьбе с коррупцией.

— На прошлой неделе по Украине прокатились акции протеста малого и среднего бизнеса. В Киеве такая акция прошла под стенами Верховной Рады. Какую позицию занимает Совет предпринимателей в этом вопросе?

— Мы с уважением относимся к подобным акциям, хотя и не принимали в них участия.

— Почему?

— Если будет принята имеющаяся редакция проекта Налогового кодекса, малый бизнес действительно ожидают очень серьезные перемены. Но мы предлагали другое — чтобы представители общественных организаций, которые объединяют малый бизнес, имели возможность встретиться с руководителями правительства и парламента. Премьер-министр дал поручение одному из вице-премьеров и профильным министрам встретиться с представителями малого бизнеса. Мы готовы были к такой встрече, но она, чему-то не состоялась. Поэтому, не дождавшись встречи, представители бизнеса вышли на улицу. Ведь с ними никто не ведет диалог. В такой ситуации обязательно нужно вести диалог. Поверьте, что наши бизнесмены, те которые представляют и малый, и средний бизнес — абсолютно нормальные современные люди. Они не преступники. Это люди, которые работают, обеспечивают свои семьи, платят налоги и удерживают на своих плечах государственных чиновников… Во всем мире с ними считаются. Моя позиция — нужно относиться к подобным явлениям спокойно и всячески искать компромисс.

— Оппозиция говорит, что если Налоговый кодекс будет принят в существующей редакции, то упрощенной системы налогообложения не будет…

— Наши эксперты пришли к выводу, что категория «упрощенцев», которая существовала до этого времени, к сожалению, на две трети исчезнет. Это приблизительно 1,5 млн. представителей малого бизнеса. Половина из них могут перейти в другую категорию СПД, с товарооборотом до 3 млн.грн. Они должны будут вести бухгалтерский учет, платить налоги, но не налог на прибыль, так как в проекте кодекса прописана довольно существенная льгота для этой категории — 5 лет они не будут платить налог на прибыль. В этом есть определенный интерес. Мы считаем, что из этих 1,5 млн. представителей малого бизнеса, половина может перейти в эту категорию.

— А что будет с остальными?

— Куда денется еще 700-750 тысяч предпринимателей — это самый больной вопрос. Мы хотим найти выход из этой ситуации. Можно уступить в отдельных вопросах, которые предусмотрены в проекте, например не уменьшать с 500 до 300 тыс.грн. объем товарооборота, не ограничивать до двух количество наемных рабочих.

— Но предприниматели говорят, что и 500 тыс. это мало…

— В крайнем случае, не уменьшать. Нужно было бы, на наш взгляд, вообще поднять до 750 тыс.грн. Это было наше предложение с самого начала.

— Авторы проекта Налогового кодекса считают, что существование единого налога ставит предпринимателей в неравные условия. Но разве не ставят бизнес в неравные условия соглашения об избежании двойного налогообложения, благодаря которым процветают оффшоры?

— В проекте есть целый раздел относительно трансфертных цен. Это то, о чем вы говорите. На сегодня существует схема, когда крупный бизнес производит продукцию и продает ее самому себе, но зарегистрированному в оффшорной зоне. Т.е. можно было продать продукцию без прибыли вообще, а потом перепродать уже за пределами страны: первый раз продать своей же иностранной компании с нулевой прибылью, а потом эта иностранная компания продаст заграницей продукцию и вся прибыль останется там. Решение этих проблем уже предусмотрено в новом проекте. Это очень важный шаг вперед.

— Считаете, эта проблема может быть решена?

— Если быть откровенным, влияние крупного бизнеса на весь наш украинский политикум очень существенное. Много разговоров по этому поводу, а результатов очень мало. Тяжело лишить определенных льгот представителей именно крупного бизнеса. Точно так, как тяжело лишить привилегий и льгот депутатов Верховной Рады. Много мы об этом говорим, но депутаты сами голосуют и принимают решение, часто в свою пользу. Именно это и формирует со стороны народа пренебрежение к власти.

— Какая позиция аграриев относительно проекта Налогового кодекса?

— Очень большое противодействие среди аграриев связанно с той частью Налогового кодекса, которая регулирует экспорт зерна и подсолнечного масла. В частности, предполагается установление нулевой ставки возвращения НДС. Что это такое? Это потери, по нашим подсчетам, приблизительно 8-9 млрд.грн. в год. Это первое, с чем они не соглашаются. Второе, предполагается изменить порядок начисления льгот по НДС производителям продукции животноводства. Раньше НДС автоматически распределялся предприятиями, которые перерабатывают молоко и мясо. Сейчас предлагается, чтобы распределение делали чиновники… К сожалению, за все годы независимости у нас была очень большая проблема, связанная с тем, что государственные чиновники делили бюджетные средства. Всегда это было связано с откатами и взятками. Возможно, нынешняя власть будет от этого отказываться.

— Кроме Налогового кодекса, что еще беспокоит бизнес?

— Кроме фискальной сферы предпринимателей волнуют проблемы таможенной политики. В начале ноября на выездном заседании Совета предпринимателей, которое будет проходить в Одессе, мы будем рассматривать вопросы отношений бизнеса с таможенными службами. В частности, относительно импорта и экспорта товаров. Именно вокруг этого больше всего проблем. Мы получаем множество писем и жалоб, связанных с разными нарушениями на таможне, в основном это коррупция. Об этом говорят все открыто. Очень старая и больная проблема, которая сегодня достигает апогея. Также мы будем поднимать сферы машиностроения, легкой промышленности, сельского хозяйства, вопросы регуляторной политики, лицензирования, земельной реформы. Туристический бизнес мог бы дать импульс экономике… Некоторые механизмы по этим вопросам уже запущены, но результаты будут видны через некоторое время.

— В последнее время стали подниматься вопросы таможенного законодательства. В частности, вице-премьер Тигипко и глава Госкомпредпринимательства Бродский инициируют принятие нового Таможенного кодекса. Нужно ли сегодня менять таможенные правила?

— Достаточно ли нам тех законов, которые есть? Если бы они выполнялись, то я думаю, что на 90% их было бы достаточно. Но законы постоянно должны адаптировать общество к новым условиям. Условия меняются, меняется мир вокруг нас, ситуация внутри государства. Это все должно поддерживаться законодательной базой, и таможенное регулирование в частности.

Основная проблематика на сегодня возникает при импорте продукции. В основном это касается определения стоимости продукции, времени, которое на это тратится.

— Бюрократические преграды…

— Безусловно. Например, было так называемое «единое окно» для получения разрешений при импорте. Почему-то эту систему сломали и сейчас таких «окон» стало девять. Теперь вы должны обращаться во все эти девять «окон», с каждым чиновником говорить, здороваться, и если в руке ничего нет, то вы понимаете, чем это закончится.

Кроме того, формировалась система так называемого единого инвойса. Европейский союз нам уже пять лет это предлагает, средства выделял. О чем речь идет? В Европейском союзе существует единая база данных, единый инвойс, по которому определяется стоимость товаров, пересекаемых границу. Если предприятие вырабатывает автомобили, то счет на эти автомобили является основой для определения цены. Когда этот груз пересекает нашу границу, например, автомобиль, который выпустили немцы, наши таможенники оценивают его по-своему, а не по единому инвойсу. На протяжении последних пяти лет я наблюдал статистику, в которой существенно отличались данные по экспорту с ЕС с показателями импорта, которые предоставляла наша таможня по импорту. Разница в миллиарды долларов. Что происходит сейчас, я не могу сказать, но жалобы поступают.

В части экспорта, опять-таки, наибольшая проблема у тех же аграриев. За последние четыре месяца экспорт из Украины практически был парализован. На эту тему было много дискуссий. Суды признали правоту субъектов аграрного рынка, но решения по поводу незаконного удержания грузов от экспорта не выполнены таможней до сих пор.

На таможне очень много проблем. Возможно, идет становление руководства этого органа. Возможно, вводятся какие-то новые инструменты, и требуется время для их использования. Но проблемы есть и все об этом знают и говорят. Это правда.

— Пересекается в своей работе Совет предпринимателей с Госкомпредпринимательства? Как Вы оцениваете работу Бродского во главе комитета?

— Мы каждый день пересекаемся. У нас очень хорошие отношения с Госкомпредпринимательства. Как оценивать работу самого Бродского? Он человек довольно известный и личность его яркая. Бродский занимает очень ответственный пост в государстве, он понимает и осознает свою ответственность за это. Хотелось бы, чтобы он оставил после себя положительный след и вошел в историю, как один из лучших руководителей.

— Как Вам его идеи и инициативы?

— У него есть много очень интересных идей. Наиболее интересные, радикальные и очевидно перспективные предложения касаются дерегуляции. В этом направлении мы всячески поддерживаем его позицию. В других направлениях, есть, на наш взгляд, не совсем эффективные и положительные предложения. Здесь мы с ним дискутируем. Но в целом, работу можно будет оценить, по крайней мере, через год.

— Как Совет предпринимателей оценивает отсутствие тендеров на закупку товаров и услуг к Евро-2012? Ведь это прямой путь к процветанию коррупции, не так ли?

— Любой вопрос, связанный с использованием бюджетных средств, должен всегда быть на особом контроле. Есть закон, который предусматривает порядок использования бюджетных средств в части закупки продукции, сырья и т.п. Его не нужно нарушать. Как мы видим, сейчас очень много сетований и отдельные чиновники с предыдущего правительства арестованы именно за нарушение законодательства в части государственных закупок. Не хотелось бы чтоб это повторялось в будущем. Я думаю, даже учитывая всю сложность, связанную с приближением чемпионата, все эти закупки нужно делать прозрачно. По крайней мере, если не проводится тендер, то в тот же день, когда состоялась закупка, необходимо обнародовать цены и условия, на которые осуществлена та или иная операция. Специалисты сразу увидят, справедливо это или нет.

— Ваши планы относительно большой политики?

— Я всегда был в политике. По крайней мере, последние 15 лет. В основном я занимался аграрной политикой, и не только на национальном уровне, но и на глобальном. Продолжаю это делать и сейчас.

Относительно большой политики — сегодня у меня нет планов становиться депутатом или возглавлять какую-то политическую силу. Хотя, очень много таких предложений. Пока что я не уверен, нужно ли мне это. Что касается конкретной работы в Совете предпринимателей — это не является политической должностью, но это довольно ответственная работа. Ты становишься за счет этого еще более публичным и хочется обычно сделать на этой должности больше пользы, чтобы люди вспомнили о тебе в положительном аспекте.

ЛІГАБізнесІнформ

comment closed