Главная » Новости » Благотворительность по-украински: помоги себе сам

Благотворительность по-украински: помоги себе сам

В Украине сейчас всплеск благотворительной и волонтерской деятельности. Как на это повлияли последние события, и в какой степени этот порыв объединяет украинцев, выясняла DW.

"Еще 4 года назад многих украинцев нельзя было заставить делать что-то бесплатно — поехать, например, в тот же детский дом на своем транспорте, провести обучающие семинары для детей или же отвезти продукты. Но сейчас люди звонят сами и предлагают помощь", — рассказывает Татьяна Скрыгина, председатель правления украинского благотворительного фонда "Благомай" из Киева. Эта организация опекает 27 детских домов на территории Украины, а с недавнего времени помогает центрам вынужденных переселенцев в Киевской области.

По словам Татьяны Скрыгиной, в прошлом году в Украине число различных зарегистрированных фондов превысило 15 тысяч. "С одной стороны, это хорошо, что в области благотворительности есть конкуренция, значит, все больше людей стремятся делать добрые дела", — говорит она.

Но, с другой стороны, Татьяна констатирует, что часть фондов связана с политической деятельностью. Какие-то напрямую зависят от олигархических структур. Есть и те, у которых только одна цель — отмывание средств. "Может быть, по этой причине не все украинцы с доверием относятся к благотворительной деятельности, — рассуждает Татьяна. — Порой сложно отличить искреннее желание помогать от желания обогатиться за счет других".

Наталья Абрамова — директор благотворительного фонда "Дети Радуги" из города Северодонецка Луганской области. Эта организация существует с 2010 года и помогает детям-аутистам и больным эпилепсией. Наталья признает, что часто приходилось сталкиваться с недоверием: "И я понимаю, в чем причина. Существуют сотни благотворительных фондов, которые создавались лишь для отмывания государственных средств и обмана людей. Благотворительность у нас — это путь от недоверия к желанию помогать".

Наталья рассказывает о том, как организована деятельность ее фонда: "Мы отчитываемся в интернете за каждую копейку. У нас все прозрачно. Например, начинаем собирать вещи для детей, потом делаем отчеты, предоставляем чеки. А люди видят, что подвоха нет, решают помогать нам дальше". Глава фонда не скрывает, что сейчас приходится особенно сложно. Детям, прежде всего, нужны лекарства. В условиях военных действий даже их доставка является большой проблемой. Помощи от государства сейчас нет вообще. Поддержку оказывают волонтеры.

Патриотизм и благотворительность

Пcихолог Елена Тагаченкова из Киева считает, что события, происходящие в стране в течение двух последних лет, сильно повлияли на сознание украинцев: "Украинцы по своей сути очень чувствительные люди, склонные к состраданию. В мирные времена они могут казаться безразличными. Но если вопрос взаимопомощи становится насущным, то проявляют большую активность и организованность".

Татьяна Скрыгина делится своими наблюдениями: "У людей есть порыв. Мне кажется, это началось еще с ноября прошлого года, с Майдана, а потом произошли события на востоке нашей страны. И это объединило многих украинцев. Люди поняли, что отдавать и помогать — это легко. Ведь отдавать можно не только деньги".

Елена Тагаченкова отмечает, что "в ситуации, которая сложилась в Украине, срабатывает эмпатия — люди понимают, что в любой момент они могут оказаться на месте тех, кому нужна помощь". Кроме того, происходящие в стране события повлияли на то, что в сознании многих украинцев тесно переплелись такие понятия как патриотизм и благотворительность.

Анна Гвоздяр из Киева — волонтер в киевском Центральном клиническом военном госпитале. "Я покупаю вещи для ребят в военном госпитале, вожу их на инвалидных колясках, кормлю, разговариваю, приношу деньги, помогаю решить юридические вопросы. Также собираю все необходимое бойцам на передовой", — объясняет девушка-волонтер.

Анна вспоминает, что еще год назад к волонтерству и благотворительной деятельности украинцы относились иначе: "Долгое время мы не обращали внимания друг на друга. После Майдана многие из нас поняли, что такое нация. И сейчас каждый очень боится ее потерять. У нас нет другого выбора — только вместе".

Волонтерство как участие в решении проблемы

Не у всех украинцев деятельность волонтеров, направленная на помощь армии или раненым, вызывает одобрение. Добрые дела для многих — это опека сирот или инвалидов, а не помощь солдатам, которые воюют. Но, как подчеркивает психолог Елена Тагаченкова, здесь важно определить, что такое благотворительность. "Бездумное бросание денег во всевозможные урны по сбору средств не объединяет. А сознательное участие в решении конкретной проблемы — да".

Для Даны Яровой такой проблемой стала военная медицина. "Я помогаю раненым, занимаюсь обеспечением полевых госпиталей и пытаюсь вынести на государственный уровень вопрос о тактической медицине по стандартам НАТО. Украина не воевала за время своей независимости, а стандарты СССР давно устарели ", — указывает Дана.

По ее словам, на сегодняшний день волонтеры берут на себя важнейшую миссию — они вынуждены помогать государству, потому что чиновники не справляются со своей задачей. "Волонтерство, с одной стороны, замедляет изменения системных процессов в госорганах. С другой — если бы все не бросились помогать, то трудно представить что бы сейчас было", — отмечает Дана Яровая.

Помогать и объединять

По словам психолога Елены Тагаченковой, "сознание украинцев уже достигло того уровня, когда народ способен решать свои проблемы своими силами, ни на кого не рассчитывая".

В какой степени благотворительность во всех ее проявлениях способна помочь Украине выйти из кризиса, а украинцам — объединиться? Разрешить кризис в Украине только лишь с помощью общественных гуманитарных инициатив невозможно, для этого необходимо множество других факторов, уверена психолог Елена Тагаченкова, а вот объединить "может, если эта благотворительность — искренняя".

comment closed